На главную
 
главная - статьи - Сталинград

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА ВНУТРЕННЕМ СТАЛИНГРАДСКОМ ОБВОДЕ И НАЧАЛО БОЕВ В ЧЕРТЕ ГОРОДА
(1-26.09.1942)
Часть II

В 17 часов 14 сентября немецкие автоматчики завязали бои у вокзала Сталинград-I. Ценой больших потерь немецко-фашистские войска овладели господствующей над городом высотой 102,0 – Мамаевым курганом. Овладев вокзалом и заняв стоящие рядом жилые дома, немецкие солдаты стали простреливать берег и Волгу на участке центральной переправы, стремясь сорвать переброску подкреплений к 62-й армии с левого берега Волги.

Немецко-фашистские войска находились в 800 метрах от командного пункта 62-й армии, но самым опасным было то, что они прорывались к центральной переправе. Сводный отряд офицеров и солдат штаба армии, собранный из последних резервов, при поддержке нескольких танков, оттеснил их от переправы к вокзалу.

14 сентября части вермахта прорвали оборону на стыке 62-й и 64-й армий, овладели поселком Купоросное и вышли к Волге, тесня части 64-й армии на юг, а левый фланг 62-й армии – к зацарицынской части города. 62-я армия оказалась изолированной от остальных сил фронта. Ситуация сложилась самая критическая – немецко-фашистские войска были почти в шаге от того, чтобы овладеть Сталинградом. В Германии уже создавался пропагандистский фильм, а газеты пестрили победными заголовками.

Командующий 62-й армии генерал-лейтенант В.И. Чуйков волевым решением приказал командиру 10-й стрелковой дивизии войск НКВД полковнику А.А. Сараеву сдерживать натиск немецко-фашистских войск в районе вокзала Сталинград-I и Мамаева кургана до подхода полков 13-й гвардейской стрелковой дивизии.

Ночами с 14 на 15 и с 15 на 16 сентября через Волгу в помощь 62-й армии были переправлены гвардейцы генерал-майора А. И. Родимцева. По состоянию на 14 сентября в дивизии было более 10 тысяч человек, но более тысячи из них не имели винтовок, не хватало другого вооружения и боеприпасов.

62-я армия, несмотря на усиливающиеся атаки частей вермахта у вокзала, в Пригороде Минино и у Мамаева кургана, оказывала им яростное сопротивление. Воины 13-й гвардейской дивизии отбросили немецко-фашистские войска от района центральной переправы, очистили от них многие улицы и кварталы, не допустили разобщения противником фронта армии в центре города. Гвардейцы вышли на железную дорогу и захватили вокзал Сталинград-I. На рассвете 16 сентября совместно с одним из полков 112-й стрелковой дивизии они овладели Мамаевым курганом.

Именно в районе вокзала и Мамаева кургана с особо нарастающим напряжением развертывались бои 16 и 17 сентября.

Немецко-фашистские войска несли большие потери и заняли лишь небольшую часть города севернее реки Царица и потому начали менять тактику борьбы. Они стали вести ее на небольших участках отдельными боевыми группами. Для того чтобы еще больше усилить натиск на советские войска, в 6-й полевой армии вермахта были созданы штурмовые отряды, представляющие собой группы из десяти человек, которые были обучены ведению уличных боев и вооружены пулеметами, огнеметами и холодным оружием. Немецкие солдаты называли ближний бой в разрушенных зданиях «крысиной войной». Для подобного боя были характерны бешеные рукопашные стычки, которых так боялось германское командование, видевшее, как быстро в этих случаях ситуация выходит из-под контроля.

В южных районах города в эти сентябрьские дни вели бои советские войска 64-й армии. Перед ними стояла важная и сложная задача – не дать 4-й танковой армии генерала Г. Гота войти в Сталинград с южной стороны и тем самым не только захватить город, но и создать плацдарм для намечаемого германским командованием продвижения на юг. С 15 сентября в полосе правого фланга 64-й армии, где немецко-фашистские войска прорвались к Волге у поселка Купоросное, а также в районе поселка Ельшанка завязалась ожесточенная борьба. Особенно кровопролитные бои развернулись за господствующую высоту южной части города 145,5, которую сталинградцы прозвали «Лысой горой».

18 сентября борьба приобрела еще более острый характер. Немецко-фашистские части продолжали яростно атаковать советские войска, стремясь овладеть центром и южной частью Сталинграда. В целях оказания помощи 62-й армии и срыва замыслов немецко-фашистских войск командованием Сталинградского фронта был организован контрудар на левом фланге в направлении на поселок Гумрак. 19 сентября он был нанесен, развернулись двухдневные бои. Советским войскам левого крыла Сталинградского фронта вновь не удалось прорвать восьмикилометровый коридор частей вермахта в междуречье Дона и Волги. И хотя немецко-фашистские войска сохранили свои позиции, их силы были скованы в критический момент борьбы за центр города.

Борьба продолжала развертываться с особым упорством в центральной части города. 20 сентября немецкая авиация полностью разрушила вокзал Сталинград-I. Советские воины заняли рощицу Коммунистическую у Привокзальной площади и здесь окопались. Вечером из района Дар-гора немецкие автоматчики прорвались на левый берег реки Царица и к переправам через Волгу, но были вскоре выбиты.

19 - 20 сентября для усиления войск 62-й армии на правый берег Волги была переправлена 95-я стрелковая дивизия под командованием полковника В.А. Горишного.

С утра 21 сентября немецко-фашистские войска отражали контрудары войск 62-й армии в районе поселков заводов СТЗ, «Баррикады», «Красный Октябрь» и войск 64-й армии южнее поселка Купоросное. Одновременно они крупными силами начали наступление, прорываясь к Волге в центре Сталинграда, чтобы разобщить и затем уничтожить войска 62-й армии. К вечеру этого дня передовым отрядам вермахта удалось прорваться к берегу Волги в район центральной пристани, разобщив фронт 62-й армии и нарушив центральную переправу.

22 сентября немецкие штурмовые части непрерывно атаковали позиции 13-й гвардейской дивизии и имели успех в районах оврага Долгий и площади 9 января. Однако после контратаки резерва дивизии он были отброшены, а прежнее положение было восстановлено. Ожесточеннейшие бои шли юго-восточнее вокзала Сталинград-I.

Оказавшись в невероятно трудных условиях, отрезанные от основных сил фронта рекой, воины 62-й армии ожесточённо оборонялись, навязав противнику самый тяжёлый вид боя - ближний. Как отмечал командующий 62-й армией генерал-лейтенант В.И. Чуйков: «Бой в городе – это особый бой. Тут решает вопрос не сила, а умение, сноровка, изворотливость и внезапность. Городские постройки, как волнорезы, разрезали боевые порядки наступающего противника, направляли его силы вдоль улиц. Поэтому мы крепко держались за особо прочные постройки, создавали в них немногочисленные гарнизоны, способные в случае окружения вести круговую оборону». В зданиях устраивались многочисленные огневые точки, в том числе вынесенные и за пределы домов. В состав гарнизонов входили сапёры и снайперы, кроме пулемётов и стрелкового оружия они вооружались лёгкими противотанковыми орудиями и ружьями.

В ночь на 23 сентября на помощь 13-й гвардейской дивизии переправилась на правый берег часть 284-й стрелковой дивизии под командованием полковника Н.Ф. Батюка. Отбрасывая и уничтожая противника, дивизия продвинулась вперед в направлении завода «Метиз» и юго-восточных скатов Мамаева кургана и закрепилась в районе оврагов Долгий, Крутой и на территории завода.

В итоге боев 21-23 сентября, как и в предыдущие дни, войскам вермахта не удалось добиться решающего успеха. 13-я гвардейская и 95-я стрелковая дивизии выдержали самый яростный натиск немецких солдат и не допустили их выхода к Волге в центральной части города, воспрепятствовав также и в овладении Мамаевым курганом.

С 13 по 26 сентября части вермахта потеснили войска 62-й армии и ворвались в центр города, а на стыке 62-й и 64-й армий – вышли к Волге. Но они не сумели выполнить поставленной перед ними основной задачи: овладеть всем берегом Волги в районе Сталинграда. Однако борьба приобретала все больший накал. Обе стороны несли серьезные потери.

В конце сентября создалась угроза прорыва немецко-фашистских войск к Волге в районе площади 9 января и мельницы № 4, где находился командный пункт 42-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской стрелковой дивизии. Командир 7-й стрелковой роты этого полка старший лейтенант И.И. Наумов принял решение превратить в опорные пункты два четырехэтажных дома, расположенных параллельно на площади 9 января, и направил туда две группы бойцов. Первая группа состояла из четырех разведчиков под командованием сержанта Я.Ф. Павлова, вторая группа - взвод лейтенанта Н.Е. Заболотного захватили эти дома и закрепились в них. Впоследствии эти дома вошли в историю Сталинградской битвы как «дом Павлова» и «дом Заболотного». На третьи сутки на помощь разведчикам Я.Ф. Павлова прибыло подкрепление, и гарнизон дома увеличился до 24 человек. Гвардейцы при помощи саперов усовершенствовали оборону дома, заминировав все подходы к нему, прорыли небольшую траншею, по которой поддерживалась связь с командованием, доставлялось продовольствие, боеприпасы. Дом стал неприступной крепостью. В течение 58 дней легендарный гарнизон удерживал его.

Из «дома Павлова» вел огонь по противнику один из лучших снайперов 13-й гвардейской стрелковой дивизии сержант Анатолий Чехов, уничтоживший во время уличных боев более 200 солдат и офицеров вермахта. Командир дивизии генерал-майор А.И. Родимцев прямо на передовой вручил девятнадцатилетнему Чехову орден Красного Знамени.

В этот период оборона города все больше зависела от своевременного бесперебойного подвоза в район боевых действий людских пополнений, вооружения и др. В условиях, когда Сталинград после выхода войск вермахта к Волге потерял железнодорожные коммуникации на правом берегу, исключительное значение имели волжские переправы. Непрерывность коммуникаций через Волгу и связь Сталинграда с восточным берегом все время обеспечивались речным гражданским флотом и судами Волжской военной флотилии под командованием контр-адмирала Д.Д. Рогачева.

Немецко-фашистские войска хорошо просматривали реку и прилегающую к ней местность у Сталинграда, что позволяло им производить не только воздушные налеты, но и вести обстрел всеми видами артиллерии и минометов. Охота шла за каждым судном и даже лодкой. Несмотря на это, гражданские речники и военные моряки успешно решали поставленную перед ними задачу. В ходе битвы они перевезли на правый берег свыше 82 тысяч солдат и офицеров, большое количество боевой техники, продовольствия и других военных грузов. Из Сталинграда на левый берег они эвакуировали около 52 тысяч раненых воинов и гражданского населения. Корабли и бронекатера флотилии взаимодействовали с сухопутными войсками, поддерживая их своим огнем, высаживая десантные группы. Части морской пехоты сражались на берегу, входя в состав армейских соединений.

Всемерную помощь сражающимся советским войскам продолжали оказывать предприятия города. Несмотря на то, что приходилось работать, не выпуская оружия из рук, тракторозаводцы в сентябре дали фронту 200 танков и 150 тягачей. Все чаще экипажи танков комплектовались теми, кто их восстанавливал. Танки вступали в бой уже за заводскими воротами. На заводе «Баррикады» работа продолжалась до 15 сентября. Как и на тракторном, одна часть рабочих трудилась в цехах, другая отбивала атаки немецко-фашистских войск. Рабочие и других предприятий работали до самой последней возможности. В первой декаде сентября, когда несколько ослабла бомбежка уже в основном разрушенного и сожженного города, производилась наиболее интенсивная эвакуация населения Сталинграда. К 14 сентября героическими усилиями гражданских речников и моряков Волжской военной флотилии было переправлено через Волгу 300 тысяч человек.

Часть 1

 

X