На главную
 
главная - статьи - Сталинград

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА ВНУТРЕННЕМ СТАЛИНГРАДСКОМ ОБВОДЕ И НАЧАЛО БОЕВ В ЧЕРТЕ ГОРОДА
(1-26.09.1942)
Часть I

1 сентября 1942 года, когда 62-я и 64-я армии отошли на средний обвод Сталинградских укреплений, слабо подготовленный для обороны, немецко-фашистские войска вновь перешли в наступление с задачей овладеть Сталинградом. Прорвав фронт на рубеже населенных пунктов Цыбенко - Ивановка, они уже 2 сентября отодвинули советские части к внутреннему оборонительному обводу. Теперь бои развернулись у стен самого Сталинграда.

Еще 26 августа по решению Государственного Комитета Обороны генерал армии Г.К. Жуков был назначен заместителем Верховного Главнокомандующего и послан представителем Ставки Верховного Главнокомандования на Сталинградский фронт.

Это решение имело далеко идущие последствия, главным из которых было то, что И.В. Сталин отдавал инициативу разработки и ведения военных действий полководцам «новой волны». На какое-то время военачальники получили простор в своих решениях и действиях, не обремененные идеологическим давлением. Не случайно, что именно в это время - в самый разгар уличных боев в Сталинграде - вышел приказ от 9 октября 1942 года «Об установлении полного единоначалия и упразднении института военных комиссаров в Красной Армии». Главным критерием для командира стал ум, оправданный риск и результат. И как нигде все эти и другие военные и человеческие качества станут проявляться в битве под Сталинградом, где и сформируется плеяда будущих полководцев-победителей.

В начале сентября положение для защищающихся советских войск складывалось самым критическим образом. Взятие города немецко-фашистскими войсками и для Ставки Верховного Главнокомандования, и для командования фронтом было реальной угрозой, поэтому в городе еще в августе были заминированы все важнейшие объекты промышленного и стратегического значения, а штаб Сталинградского фронта был передислоцирован на левый берег Волги.

Решением Ставки на Сталинградский фронт отправлены 1-я гвардейская армия под командованием генерал-майора артиллерии К.С. Москаленко, 66-я армия под командованием генерал-лейтенанта Р.Я. Малиновского и 24-я армия под командованием генерал-майора Д.Т. Козлова с целью «нанести контрудар по прорвавшейся к Волге группировке противника и соединиться с 62-й армией». Срок, установленный И.В. Сталиным для нанесения контрудара – 2 сентября. Прибыв в Сталинград и ознакомившись с ситуацией, генерал армии Г.К. Жуков перенес наступление из-за недостаточной подготовленности: для 1-й гвардейской армии - на 3 сентября, а для 24-й и 66-й армий - на 5 сентября.

Под «неподготовленностью армий» подразумевались все слабости советских войск на первоначальном этапе битвы: слабое артиллерийское и авиационное обеспечение (1-я гвардейская армия, начавшая наступление первой, не имела ни одного артиллерийского полка усиления, ни одного полка ПТО и ПВО), вступление в бой армий по частям после продолжительного перехода и без средств усиления, слабая взаимосвязь отдельных родов войск. Обо всем этом 12 сентября 1942 года заместитель Верховного Главнокомандующего генерал армии Г.К. Жуков и член Государственного Комитета Обороны Г.М. Маленков доложили И.В. Сталину. Сюда можно добавить недостаточное или даже плохое вооружение. Перед войной были сняты с производства «как не оправдавшие себя» противотанковые пушки и бронебойные снаряды калибра 45 и 76 миллиметров, что стало главной причиной ущербной «бутылочной войны» - советским пехотинцам в отсутствии артиллерийского прикрытия приходилось бросаться на немецкие танки с бутылками "КС". Советское командование было вынуждено бросать в бой недостаточно подготовленных, уставших, подчас истощенных солдат (были даже случаи смерти по этой причине). Все это было в пекле Сталинграда.

Но, так или иначе, три новые армии были брошены на помощь 62-й, в которой опять происходит смена командующего. На этот раз И.В. Сталин генерал-лейтенанта А.И. Лопатина не прощает, поставив ему в вину прорыв немецко-фашистских войск к Волге, и с 3 сентября во главе армии становится генерал-майор Н.И. Крылов, которого, правда, уже через неделю сменит генерал-лейтенант В.И. Чуйков.

К сожалению, наступление, предпринятое скорее по необходимости, чем по возможности, не достигло главной цели. Но оно все-таки позволило оттянуть на себя часть сил 14 танкового корпуса и других частей вермахта, и тем самым как-то ослабить давление на город. Но только ослабить. 7 сентября войска 6-й полевой армии вермахта прорвали оборону частей 62-й армии в районе поселка Гумрак.

8 сентября 4-я танковая армия вермахта своим левым флангом сомкнулась у населенного пункта Яблочное с войсками 6-й полевой армии, выйдя к приволжским возвышенностям у западной окраины города в районе поселка Купоросное. Немецко-фашистские войска вели наступление по всему фронту на северных, западных и южных подступах к городу. К исходу 11 сентября им удалось захватить населенные пункты Песчанка и Зеленая Поляна на южных подступах к Сталинграду.

ои принимали все более и более ожесточенный характер. По мере продвижения немецко-фашистских войск в сознании советских солдат росли нестерпимое желание отстоять город, стоять насмерть. Призывы И. Эренбурга, К. Симонова, А. Суркова и других представителей советской творческой интеллигенции «Убей немца!», «Убей его!» – стали определяющими для советских солдат.

11 сентября 16 гвардейцев 40-й гвардейской стрелковой дивизии вступили в единоборство с 12-ю немецкими танками. Когда танки ворвались в окопы, гвардейцы, следуя примеру командира взвода Кочеткова, с гранатами в руках стали бросаться под гусеницы. Из всего взвода в живых остался лишь тяжело раненый П.А. Бурдин.

В сентябрьские дни 1942 года в боях за Сталинград 7 таранов совершили советские пилоты. Всего же в боях за город таких подвигов было совершено 17. Героем двойного тарана стал младший лейтенант В.Е. Пятов, погибший 13 января 1943 года.

8 сентября в районе поселка Верхняя Ельшанка был смертельно ранен командир уже легендарной 35-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор В.А. Глазков, который вселял в своих солдат мужество и непоколебимую стойкость. Один из советских солдат писал домой в эти дни: «С 23 августа мы постоянно ведем бои с жестоким и злобным врагом. Командир взвода и комиссар тяжело ранены, так что мне пришлось взять командование на себя. На нас двигалось не меньше семидесяти танков. Мы с товарищами обсудили обстановку и решили сражаться до последней капли крови. Пока танки «утюжили» траншеи, мы кидали в них гранаты и бутылки с зажигательной смесью».

Ценность жизни для советских бойцов блекла перед вечными ценностями: защитой своей Родины и местью за поруганных и погибших близких.

А положение немецко-фашистских войск можно охарактеризовать словами командующего 11-го армейского корпуса вермахта генерала К. Штрекера: «Чем ближе к Сталинграду, тем мизернее ежедневные результаты».

Войска вермахта продолжали рваться к Волге. Однако каждый шаг продвижения дорого им обходился.

12 сентября на совещании в ставке в Виннице А. Гитлер приказал в кратчайший срок овладеть Сталинградом, чтобы не допустить здесь перемалывания сил вермахта на длительное время. Он исходил из того, что силы советской стороны истощены, и сопротивление на Волге имеет локальный характер.

Штурм Сталинграда намечалось осуществить в основном силами 6-й полевой армии двумя ударами, нацеленными на центр города. Один удар – из района поселка Александровка на восток. Второй удар – из района станции Садовая в направлении на северо-восток. Эти удары должны были расчленить фронт советской обороны и привести к падению Сталинграда. Фланговым силам, действовавшим южнее и северо-западнее города, ставилась задача сковать противостоящие им советские войска. Для осуществления этой операции немецкое командование значительно усилило свои войска под Сталинградом. Это усиление проводилось, прежде всего, за счет переброски войск с кавказского направления и резервов группы армий «А». Только с 1 по 13 сентября сюда прибыло девять дивизий и одна бригада. В основном это были войска сателлитов Германии – Румынии, Италии, Венгрии. Их ставили, как правило, на пассивных участках фронта, высвобождая немецкие части, которые посылались в Сталинград.

К 13 сентября непосредственно в районе Сталинграда на стороне вермахта было значительное превосходство, особенно в танках и авиации.

Линия фронта 62-й и 64-й армий была непрерывной и проходила на протяжении до 65 км вдоль правого берега Волги от населенных пунктов Рынок и Орловка на севере и дальше по западной окраине города к его южной оконечности в Кировском районе до населенного пункта Малые Чапурники. Карта № 17

13 сентября 1942 года немецко-фашистские войска начали штурм города. Одна группировка, наступая из района разъезда Разгуляевка, потеснила советские войска к поселкам «Баррикады» и «Красный Октябрь». Вторая группировка овладела станцией Садовая и вышла к западной окраине Пригорода Минино. Бои закипели на улицах города, превращённых немецко-фашистской авиацией в труднопроходимые руины. Если раньше, как правило, советские войска сдавали города без боя, то в Сталинграде части вермахта ожидал неприятный сюрприз: части Красной Армии развернули яростную борьбу за каждый дом, каждый этаж дома.

14 сентября, отбив попытки 62-й армии вернуть потерянные позиции, немецко-фашистские войска обрушили на боевые порядки армии удар огромной силы. Они стремились расчленить советскую оборону, изолировать один обороняющийся участок от другого. Особенно ожесточенные бои развернулись в тот день в районе Мамаева кургана, на берегу Царицы, в районе элеватора и на западной окраине поселка Верхняя Ельшанка. Во второй половине дня частям вермахта удалось прорваться к Сталинграду одновременно в нескольких местах: в районе поселка Купоросное, на Дар-горе, по оврагу реки Царицы и через территорию авиагородка.

Особенно упорные бои велись в районе элеватора и вокзала Сталинград-II. С крыши элеватора хорошо просматривалась и простреливалась центральная и южная часть Ворошиловского района, контролировались подходы к Волге. В этот район отошли и заняли оборону обескровленные подразделения 42-й стрелковой бригады и нескольких других частей. В результате атак немецко-фашистских танков и мотопехоты советские части были отрезаны от основных сил 62-й армии и продолжали сражаться в окружении. 19 сентября на помощь окруженным защитникам элеватора пробились морские пехотинцы из 92-й стрелковой бригады. Чтобы сломить сопротивление советских бойцов, германское командование дополнительно подтянуло в этот район артиллерию и танки. Самолеты люфтваффе непрерывно бомбили здание зернохранилища. Не только элеватор в целом, но и отдельные его этажи и хранилища по несколько раз переходили из рук в руки. Горело зерно, солдаты задыхались от дыма и пыли. К 22 сентября обстановка резко ухудшилась. Кончились боеприпасы, вода и продовольствие. Многие бойцы пали смертью храбрых или были ранены. В этих условиях мужественный гарнизон в течение еще нескольких часов продолжал вести бой с немецкой пехотой, ворвавшейся в хранилище, а ночью вышел из окружения.

Часть 2

 

X