На главную
 
главная - статьи - Сталинград

ПРОРЫВ ГЕРМАНСКИХ ВОЙСК К ВОЛГЕ
И ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ БОИ НА БЛИЖНИХ ПОДСТУПАХ К СТАЛИНГРАДУ
(19-31.08.1942)

Во второй половине августа 1942 года германское командование вынуждено было снова менять планы наступления своих войск на Сталинград. Героическая борьба Красной Армии не позволила взять город с ходу.

Верховное главнокомандование вермахта решило нанести два удара по сходящимся направлениям. Северная группировка (6-я полевая армия) должна была захватить плацдарм в малой излучине Дона и наступать в направлении Сталинграда с северо-запада. Южная группировка (4-я танковая армия) наносила удар из района населенных пунктов Плодовитое - Абганерово вдоль железной дороги на север. Германское командование усилило свои группировки румынскими, венгерскими и итальянскими войсками, которые сменили немецкие дивизии на флангах.

Опасность для Сталинграда ко второй половине августа 1942 года значительно возросла – немецко-фашистские войска находились в 60 - 70 км западнее города и всего в 20 км южнее. Карта № 14

На юго-западном направлении в полосе действий 64-й и 57-й армий советским войскам удалось закрепиться на внешнем сталинградском обводе, нанеся ощутимый удар противнику. Но уже 17 августа 1942 года 4-я танковая армия под командованием генерал-полковника Гота, получив подкрепления, начала наступление по направлению станция Абганерово – Сталинград. Не сумев прорваться вдоль железной дороги, немецко-фашистские войска попытались достигнуть Сталинграда восточнее - через населенные пункты Красноармейск и Бекетовка, на стыке флангов 64-й армии под командованием генерал-майора М.С. Шумилова и 57-й армии под командованием генерал-майора Ф.П. Толбухина. Захват этого района войсками 4-й танковой армии давал максимально удобное расположение для продолжения давления на Сталинград и подготовки наступления в направлении Астрахани. К исходу 21 августа противнику удалось прорвать оборону и вклиниться в расположение войск 57-й армии на 10-12 км, немецкие танки могли вскоре выйти к Волге. Советское командование стало перебрасывать сюда новые подкрепления. Контратаки 64-й и 57-й армий остановили продвижение 4-й танковой армии. Бои в этом районе приобрели ожесточенный и затяжной характер. Карта № 10

Германское командование, несмотря на возрастающее сопротивление защитников Сталинграда, еще не сомневалось в успехе. 19 августа 1942 года командующий 6-й полевой армии генерал танковых войск Ф. Паулюс подписал приказ «О наступлении на Сталинград».

Перед 6-й полевой армией ставилась задача форсировать Дон между населенными пунктами Песковатка и Трехостровская и нанести удар главными силами в район севернее Сталинграда до Волги. Этот удар должен был сопровождаться на южном фланге армии продвижением части сил через реку Россошка в ее среднем течении с целью юго-западнее Сталинграда соединиться с продвигающимися с юга частями 4-й танковой армии. В приказе указывались задачи соединениям армии по овладению центральной, южной и северной частями Сталинграда.

Войска Сталинградского фронта, развернутые в 480-километровой полосе между населенными пунктами Бабки - Ляпичев, были серьезно ослаблены в предыдущих боях. Только 62-я армия, в результате отклонения командованием Сталинградского фронта предложения генерал-лейтенанта А.И. Лопатина об отводе ее войск из «мешка» на правом берегу Дона, потеряла четыре стрелковых дивизий целиком и две частично. Чтобы восстановить боеспособность 62-й и дать ей возможность удержаться на левом берегу Дона, в ее состав включались едва ли не все свежие дивизии, приходящие на фронт. Войска Юго-Восточного фронта (320 км), державшие оборону от населенного пункта Логовской до озера Сарпа, также понесли значительные потери и имели недостаточно сил и средств для успешного отражения атак противника. Карта № 11

21 августа 1942 года пехотные подразделения 6-й полевой армии вермахта форсировали Дон в районе населенных пунктов Вертячий и Песковатка, навели переправу, и вечером 22 числа ударная 16-я танковая дивизия из состава 14-го танкового корпуса под командованием генерал-лейтенанта Хубе начала переправляться на восточную сторону реки. Советская авиация ночью нанесла бомбовые удары и сумела поджечь фланги немецкой колонны, но не смогла нанести ощутимых потерь из-за сильного зенитного огня. С раннего утра 23 августа немецко-фашистские войска начали стремительное наступление на Сталинград. Части 87-й стрелковой дивизии, которые должны были выдвинуться к плацдарму, захваченному противником на левом берегу Дона, попали под немецкие танковые колоны и были практически полностью уничтожены на марше. 35-я гвардейская стрелковая дивизия не успела занять оборону на участке, с которого была снята 87-я стрелковая дивизия. В 16 часов 23 августа 1942 года ударная группировка 6-й немецкой армии, преодолев не занятые советскими войсками оборонительные рубежи, вырвалась к Волге близ северной окраины Сталинграда, в районе поселков Латошинка, Акатовка, Рынок.ПРОРЫВ ГЕРМАНСКИХ ВОЙСК К ВОЛГЕ Но не все шло так гладко для немецко-фашистских войск. В северной части города, в районе поселка Гумрак, 14-й танковый корпус встретил яростное сопротивление советских зенитчиков 1077-го полка подполковника В.Е. Гармана. Опустив орудия на «ноль», они начали прямой наводкой обстреливать немецкие танки. Поразительным для немецких танкистов оказалось не только стойкость зенитчиков, но и то, что в составе зенитных батарей сражались и девушки. Бой продолжался до самого вечера.

К вечеру 23 августа 1942 года десятки немецких танков появились в районе тракторного завода, в 1-1,5 км от заводских цехов, и начали его обстрел. В образовавшийся 8-километровый коридор были брошены моторизованные дивизии 14-го танкового корпуса. В результате этого немецко-фашистским войскам удалось вбить клин в боевые порядки войск Сталинградского фронта, рассекая его на две части. Части фронта, действовавшие севернее города, оказались отрезанными от оборонявших город частей 62-й армии и войск Юго-Восточного фронта. Для командующего фронтом генерал-полковника А.И. Еременко это стало полной неожиданностью. Советская разведка еще 19 августа перехватила приказ командующего 6-й полевой армии вермахта генерала танковых войск Ф. Паулюса о наступлении, но активные действия 4-й танковой армии с юга-запада помешали А.И. Еременко оценить и предупредить сложившуюся угрозу. Но всю ответственность за прорыв немецко-фашистских войск И.В. Сталин взвалил на командующего 62-й армии генерал-лейтенанта А.И. Лопатина.

Прорвавшиеся немецкие танки и мотопехота были встречены частями 10-й стрелковой дивизии НКВД под командованием полковника А.А. Сараева и вооруженными отрядами рабочих сталинградских заводов. Отпор противнику давали сводный отряд двух учебных танковых батальонов, находившиеся на территории тракторного завода, рабочий истребительный батальон заводов СТЗ, «Красный Октябрь» и «Баррикады». Рабочие сели на танки, сходившие с конвейера завода, и также двинулись в бой.

При поддержке 14 танков бойцы народного ополчения и истребительных батальонов предприняли контратаки против немецко-фашистских войск в районе реки Сухая Мечетка. Здесь они понесли первые потери: в бою пало свыше 100 ополченцев. Немцев поразило, что за штурвалами танков, еще с невысохшей краской, они обнаружили убитых людей в рабочей спецодежде.

По приказу верховного главнокомандующего вермахта А. Гитлера все силы 4-й воздушного флота люфтваффе (более 1200 самолетов) под командованием генерала фон Рихтгофена, были переброшены на Сталинградское направление, чтобы «полностью раздавить русских». 23 августа 1942 года во второй половине дня армада немецкой боевой авиации появилась в небе над Сталинградом. Началась ни с чем до этого несравнимая бомбардировка города, ставившая своей целью не только его разрушить, уничтожить коммуникационные, промышленные и военные объекты, но и деморализовать жителей и солдат.

Немецкими летчиками было совершено почти 2000 самолето-вылетов, сброшены тысячи тонн бомб. Взрывы, пожары, рушащиеся дома, крики матерей, плач детей и стоны раненых – все перемешалось в этом аду. Горела даже Волга от разлившейся из разбитых цистерн нефти.

По официальным данным, до этого времени в Сталинграде находилось 445 тысяч местных жителей, в том числе 325 тысяч рабочих и служащих 126 промышленных предприятий. Кроме того, в город прибыло не менее 100 – 150 тысяч человек эвакуируемых из других населенных пунктов. То есть общее количество мирных жителей в Сталинграде составляло около 600 тысяч. Часть из них (чуть более 100 тысяч) были переправлены за Волгу до бомбардировки. По указанию высшего партийного руководства страны, чтобы не вносить панику и придать солдатам большую ответственность по защите позиций, эвакуация жителей, занятых на оборонных предприятиях, и членов их семей запрещалась. По существу мирные жители были обречены правящим режимом на гибель. Хотя и сами жители не желали эвакуироваться, поскольку считали, что Красная Армия не пустит противника к городу.

Усиленные бомбардировки продолжались в течение нескольких следующих дней, а регулярные авианалеты продолжались с немецкой педантичностью весь оборонительный период битвы. Никто не может ответить на вопрос, сколько мирных жителей погибло в первый день налета. Никто не может подсчитать, сколько было погребено под обломками зданий и заживо сожжено в пламени огня. Называют разные цифры: от полутора до десятков тысяч человек. Навсегда день 23 августа станет для жителей города на Волге днем памяти и скорби. Карта № 13

В ночь на 24 августа в районе поселка Малая Россошка гвардейцам 35-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием генерал-лейтенанта В.А. Глазкова удалось не только прорвать коридор, пробитый 14-м танковым корпусом вермахта, но и, нанеся урон противнику, выполнить задачу – занять рубеж в обозначенном пункте фронтом на север. Целую неделю части 14-го танкового корпуса оказались отрезанными от своих тылов, а снабжение доставлялось по воздуху.

Прорыв немецко-фашистских войск к Волге северо-западнее Сталинграда создал непосредственную угрозу захвата ими города. 25 августа городской комитет обороны объявил Сталинград на осадном положении.

В приказах Верховного Главнокомандующего от 23 и 24 августа категорически требовалось не только остановить, но и ликвидировать прорвавшуюся группировку противника.

Во второй половине 25 августа после пополнения сил обороняющихся успешной контратакой немецко-фашистские войска были отброшены на 3 км. Положение на наиболее угрожающем участке было упрочено. Попытка дивизий вермахта молниеносным ударом на тракторный завод с ходу прорваться в город была сорвана.

29 августа войска, специально созданной северной группы полковника Горохова, перешли в наступление и отбросили немецко-фашистские части от реки Мокрая Мечетка в общем на 8 км, освободив поселки Спартановка и Рынок. С этого рубежа советские части не отошли до последнего дня сражения.

С целью окончательной ликвидации прорыва немецко-фашистских войск к городу советское командование предприняло попытку нанесения контрудара с целью отрезать и разгромить прорвавшуюся группировку. Советским контратакующим частям несколько раз удавалось перерубать узкий коридор от Дона к Волге, образованный 14-м танковым корпусом вермахта с северо-запада от города, что, несомненно, ослабило наносимый им главный удар. Однако восстановить положение на этом участке так и не удалось.

В последние дни августа немецко-фашистские войска предприняли отчаянные попытки сомкнуть «клещи» силами 6-й полевой и 4-й танковой армий с целью окружения 62-й и 64-й советских армий. В течение двух ночей – на 27 и 28 августа – командование 4-й танковой армией перегруппировало свои силы и перебросило 48-й танковый корпус в район северо-западнее Абганерово. Командующий 64-й армией генерал-майор М.С. Шумилов отдал приказ об отводе войск на новые рубежи, но этот приказ в воинские части не поступил. Сложилась крайне опасная ситуация, когда немецко-фашистские войска могли разгромить советские части, не успевшие вовремя отойти. Фактически 64-ю армию спасли бойцы и командиры 126-й стрелковой дивизии под командованием полковника В.Е. Сорокина. Весь день 29 августа в безводной степи, под палящими лучами солнца, они отбивали атаки многократно превосходящего противника. Только при третьем ударе во второй половине дня до 100 немецких танков прорвали передний край дивизии, но мотопехота была отсечена. За это время части 64-й армии смогли переместиться на новые укрепленные рубежи по реке Червленная.

30 августа с выходом войск 4-й танковой армии вермахта в район населенного пункта Гавриловка создалась угроза разгрома 62-й армии, оборонявшейся на внешнем обводе по реке Дон в районе города Калач, и 64-й армии, оборонявшейся юго-западнее Сталинграда. В этих условиях в 20 часов 1 сентября командующий фронтом генерал-полковник А. И. Еременко отдал приказ о перемещении левофланговых соединений 62-й и всех сил 64-й армий на внутренний оборонительный обвод. К исходу 2 сентября 64-я армия заняла оборонительные рубежи по линии населенных пунктов Песчанка – Елхи – Ивановка, а 62-я - по линии Западновка – Новый Рогачик, т.е. по внутреннему оборонительному обводу. А это означало, что бои теперь будут вестись непосредственно у самого Сталинграда.

В центре Сталинградского фронта 22 августа 1-я гвардейская армия, несмотря на недостаток сил и средств для достижения решительных результатов, перешла в наступление. Гвардейцы расширили плацдарм в малой излучине Дона. Линия фронта на участке армии не изменилась вплоть до ноября 1942 года. Карта № 12

На правом фланге Сталинградского фронта действия 63-й и 21-й армий против 8-й итальянской армии смогли принести лишь частичный успех. Пока итальянские солдаты стойко обороняли свои позиции, выполняя планы германского командования.

В августовские дни в районе донской станицы Клетской младший лейтенант А. Покальчук и заместитель политрука П. Гутченко бросились один за другим на огневую точку противника и закрыли ее своими телами.

Сталинград подвергался ежедневным налетам немецких самолетов. В горящем городе самоотверженно действовали, оказывая помощь пострадавшему населению, рабочие отряды, медико-санитарные взводы, пожарные команды. В труднейших условиях проходила эвакуация. Германские летчики особенно жестоко бомбили переправы и набережную.

Переправа населения на левый берег производилась судами Сталинградского речного флота и Волжской военной флотилии под непрерывной бомбежкой. Германское командование, разозленное срывом своих планов, отдало приказ летчикам не щадить никого, даже мирных жителей. Так в районе Старицы 8 августа подорвался на мине и затонул пассажирский пароход «Коммунистка». Из 400 пассажиров было спасено только 80 человек. Но самой трагической на Волге была гибель парохода «Иосиф Сталин» (капитан И.С. Рачков). В ночь на 27 августа, воспользовавшись выпавшим туманом, три судна - «Парижская коммуна», «Михаил Калинин» и «Иосиф Сталин», взяв пассажиров, стали прорываться вверх по Волге. Последний задержался с выходом, ожидая запоздавших пассажиров. У Акатовки, чуть севернее Латошинки, первые два парохода были обстреляны с берега немецко-фашистскими войсками, но проскочили. А шедший за ними «Иосиф Сталин» сел на мель и стал беззащитной мишенью для немецких танкистов из 14-го танкового корпуса. Крики и стоны женщин и детей не стали для них преградой, чтобы довершить преступление. Из 1200 пассажиров и членов экипажа спаслось лишь немногим более 200 человек!

Сталинград стал фронтовым городом, 5600 сталинградцев вышли на строительство баррикад в черте города. На уцелевших предприятиях под непрерывной бомбежкой рабочие ремонтировали боевые машины и оружие. Была проделана большая работа по укомплектованию боевых отрядов рабочих, фронтовых и тыловых частей. Всего было призвано 11080 человек. Население города оказывало помощь сражавшимся советским войскам. На сборный пункт явилось 1235 человек из частей народного ополчения и рабочих батальонов, которые получили оружие и, принятые представителями армии, тут же ушли на фронт.

О все возрастающем сопротивлении советских солдат и жителей города говорит хотя бы тот факт, что в эти дни генерал танковых войск фон Виттерсгейм был снят Ф. Паулюсом с должности командующего 14-м танковым корпусом за то, что усомнился в достижении победы и предложил отойти от Волги. На место Виттерсгейма был назначен командир 16-й танковой дивизии генерал-лейтенант Г. Хубе, который вселял уверенность в победе не только своим подчиненным и командирам, но даже самому А. Гитлеру. Но и он, в конце концов, разделит чашу поражения своих войск.

X