На главную
 
главная - статьи - Сталинград

ЗАВЕРШАЮЩИЙ ПЕРИОД ОБОРОНИТЕЛЬНОГО СРАЖЕНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ В БОЛЬШОЙ ИЗЛУЧИНЕ ДОНА
(31.07-17.08.1942)

В момент тяжелых боев на южном крыле советско-германского фронта 28 июля 1942 года народным комиссаром обороны СССР И.В. Сталиным был подписан Приказ № 227 «О запрещении отхода с занимаемых позиций без приказа и мерах по его обеспечению». В нем была показана нависшая над страной смертельная опасность и предъявлено требование прекратить дальнейшее отступление, остановить наступление немецко-фашистских войск.

Долгое время в Советском Союзе публиковались лишь отдельные положения этого приказа, касающиеся обращения к совести и воинскому долгу советских солдат. Положение о создании и деятельности штрафных батальонов и рот, а также заградительных отрядов умалчивалось. К сожалению, большинство документов по этому вопросу не опубликовано до сих пор. Сегодня значение приказа можно понимать двояко. С одной стороны, категорическое требование - «Ни шагу назад!» – способствовало укреплению воинской дисциплины, а политическая и воспитательная работа получила целенаправленность. С другой стороны, в условиях отступления, в большинстве случаев по объективным причинам, при отсутствии четкого взаимодействия и взаимосвязи в военных действиях, а также с учетом обычной человеческой слабости, карательные санкции приказа висели «дамокловым мечом» над головами командиров и солдат. Усугубляло действие приказа и множество случаев несправедливого его применения. Но большинство бойцов и командиров Красной Армии расценивали этот приказ как своевременный и необходимый, ни при каких условиях не ставящий под сомнение главное – мужество и героизм солдат и офицеров и значимость самой победы.

Реакция на него в армии было неоднозначной, что зафиксировано в документах Особого отдела НКВД Сталинградского фронта. На Сталинградском фронте этот приказ реализоваться на практике начал уже 1 августа.

Ставка ВГК, стремясь облегчить управление растянувшегося на 800 км Сталинградского фронта, 5 августа 1942 года разделила его на два самостоятельных фронта: Сталинградский, под командованием генерал-лейтенанта В.Н. Гордова (63-я, 21-я, 62-я общевойсковые, 4-я танковая и формирующаяся 16-я воздушная армии, 28-й танковый корпус), и Юго-Восточный, под командованием генерал-полковника А.И. Еременко (64-я, 57-я, 51-я общевойсковые и 8-я воздушная армии, 13 танковый корпус). Директива Ставки от 9 августа 1942 года обязывала фронты и их командующих «не щадить сил и не останавливаться ни пред какими жертвами для того, чтобы отстоять Сталинград и разбить врага» (см. Список 1.6).

Германское командование к концу июля 1942 года убедилось, что захватить Сталинград с ходу силами только 6-й полевой армии невозможно, и перегруппировало свои войска для нового наступления. 31 июля 1942 года 4-я танковая армия под командованием генерал-полковника Г. Гота в составе 48-го танкового корпуса (14-я танковая и 29-я моторизованная дивизии), 4-го армейского корпуса (94-я и 371-я пехотные дивизии) и 6-го румынского корпуса, была повернута с кавказского направления на сталинградское. Ей было приказано нанести удар через железнодорожную станцию Котельниково на Сталинград. 6-я полевая армия под командованием генерала танковых войск Ф. Паулюса получила задачу полностью овладеть правым берегом Дона и совместно с 4-й танковой армией захватить Сталинград.

К вечеру 3 августа 1942 года передовые части 4-й танковой армии вермахта, прорвав оборону советской 51-й армии, вышли к реке Аксай и начали развивать наступление на населенные пункты Абганерово и Плодовитое. Прорыв обороны 51-й армии создал тяжелую обстановку и для 64-й армии, которой с 28 июля 1942 года командовал генерал-майор М.С. Шумилов, так как немецко-фашистские войска выходили на ее левый фланг и тыловые коммуникации. Войска 64-й армии занимали оборону на южном фасе внешнего обвода от реки Дон до села Плодовитое. Для ликвидации прорыва немецко-фашистских войск спешно организовывалось сопротивление по реке Аксай из отошедших к ней ослабленных войск 51-й армии и резервных частей 64-й армии в 40 километрах от основного рубежа обороны. Созданная здесь отдельная оперативная группа войск была подчинена генерал-лейтенанту В.И. Чуйкову, заместителю командующего 64-й армией. 7 и 8 августа 1942 года немецко-фашистским войскам удалось продвинуться к станции Тингута, пробив участок внешнего оборонительного обвода. Части вермахта находились всего в 30 км от Сталинграда. В ответ советское командование на левом участке 64-й армии запланировало и произвело контрудар. Умело используя взаимодействие авиации, артиллерии и пехотных соединений, частям Красной Армии в последующие дни удалось не только остановить продвижение немецко-фашистских войск, но и заставить их временно перейти к обороне

Но положение советских войск оставалось крайне тяжелым. Используя преимущество в инициативе действий и в военной технике (особенно в авиации), опираясь на боевой опыт и достаточно высокий моральный дух своих солдат, германское командование развернуло наступление по всем ключевым направлениям в большой излучине Дона. 7 августа 1942 года 6-я полевая армия вермахта, усиленная 17-м и 11-м армейскими корпусами, возобновила наступление на дивизии 62-й советской армии, командующим которой с 3 августа стал генерал-лейтенант А.И. Лопатин. Нанося удары с севера и с юга по флангам 62-й армии, немецко-фашистские войска стремились окружить и уничтожить советские дивизии, полностью овладеть правым берегом Дона и затем, форсируя реку, прорваться к городу.

На момент начала наступления 6-й полевой армии вермахта Сталинградский фронт под командованием генерал-лейтенанта В.Н. Гордова лишился 8-й воздушной армии, отошедшей в распоряжение командующего Юго-Восточного фронта генерал-полковника А.И. Еременко. Предполагалось, что в составе Сталинградского фронта будет действовать 16-я воздушная армия, упомянутая в приказе, но для ее формирования требовалось время, которого у советских войск не было: 7 августа, через два дня после выхода приказа о разделении фронтов, немецко-фашистские войска начали наступление. Получив 8-ю воздушную армию, 7 августа А.И. Еременко бросил ее на отражение ударов 4 танковой армии вермахта. В самый трудный момент 62-я армия оказалась не только без авиационной поддержки, но даже без авиационного прикрытия войск на поле боя.

Под натиском немецко-фашистских войск части 62-й советской армии, отчаянно сопротивляясь, начали отступление. Но уже 8 августа основные силы армии (6 стрелковых дивизий) были окружены и с боями стали пробиваться на левый берег Дона. В течение всех последующих дней связи с ними у советского командования не было. Авиация 8-й воздушной армии, переброшенная на помощь 62-й армии, спасти окруженные советские войска уже не могла, а выйти из окружения удалось только отдельным частям и соединениям 196-й и 399-й стрелковых дивизий. По данным генерального штаба сухопутных немецко-фашистских войск от 12 августа 1942 года в результате наступления было захвачено 35000 пленных, захвачено или уничтожено 270 танков и 560 орудий (см. список 3.3). Фактически 62-я армия в ее первоначальном составе перестала существовать и встала задача нового ее формирования, и это в условиях нарастающего давления противника. 13 августа 1942 года Сталинградский фронт был передан в подчинение генерал-полковнику А.И. Еременко. Генерал-лейтенант В.Н. Гордов остался у него заместителем, но вскоре был отозван в Москву.

Выход 6-й полевой и 4-й танковой армий немецко-фашистских войск к внешнему обводу на подступах к Сталинграду и переход здесь советских армий к жесткой обороне знаменовали окончание оборонительного сражения Красной Армии в большой излучине Дона. Несмотря на значительные потери советских войск, главным его итогом был срыв замысла германского командования с ходу овладеть Сталинградом. В итоге этого сражения командование вермахта было вынуждено пересмотреть свои первоначальные представления о Сталинграде как объекте вспомогательного удара и перебросить на сталинградское направление дополнительные силы, предназначавшиеся для овладения Кавказом.

Советские войска в период сражения понесли ощутимые потери, несмотря на достаточное количество численного состава и вооружений, во многом превосходящих немецкое (танки Т-34 и КВ, реактивные минометы М-13 «катюши»). Об этом можно судить как по указаниям Ставки, так и по оперативным донесениям и распоряжениям командующих фронтами. Так еще 23 июля И.В. Сталин в разговоре по прямому проводу с командующим Сталинградским фронтом генерал-лейтенантом В.Н. Гордовым, требуя сохранения оборонительных рубежей, бросил: «А что, разве у вас нет танков на правом фланге? Что делает наша авиация? Стыдно отступать перед 50 танками немцев-мерзавцев, имея на фронте около 900 танков». Но на ослабление советских войск не могли не повлиять и другие факторы: общее отступление советских войск на южном крыле советско-германского фронта весной – летом 1942 года; спешное формирование фактически нового фронта без подготовленных коммуникаций; частая смена командующих, как оправданная, так и основанная лишь на подозрительности и личном недоверии Сталина (одна многострадальная 62-я армия за неполных два месяца сменила 4 командующих); отрицательная сторона Приказа № 227; недостаточное взаимодействие различных родов войск; проявления упадничества, пораженчества и даже предательства. В международном плане СССР оставался фактически один на один с Германией, и переговоры о втором фронте были далеки до завершения. Со своей стороны немецко-фашистские войска умело и грамотно использовали свое преимущество, особенно в плане маневренности и применения авиации. На этом этапе Сталинградской битвы превосходство немецко-фашистских войск над Красной Армией было неоспоримо.

Но лучше – не гарантия победы. Справедливость войны по защите своей Родины, вызывающая «ярость благородную»; мобилизация всех сил страны на победу; растущее умение воевать; новые образцы вооружений - все это способствовало тому, что сопротивление советских войск становилось все отчаяннее и упорнее. Многочисленные примеры мужества и героизма советских воинов говорили о непреодолимом стремлении к победе. 23 июля летчик Александр Попов совершил первый в сталинградском небе воздушный таран. 6 августа старший лейтенант Михаил Баранов в воздушном бою сбил 4 немецких самолета. 10 августа летчик Виктор Рогальский направил свой горящий самолет на колонну немецких танков. 17 августа 16 гвардейцев 40-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием лейтенанта В.Д. Кочетова погибли в полном составе, отражая натиск батальона пехоты и 12 танков противника, подбив 6 из них.

При возросшей угрозе Сталинграду началась частичная эвакуация его гражданского населения. В течение июля и 20 дней августа из города было эвакуировано до 100 тысяч человек, из них местных жителей не более 35 - 40 тысяч. Основная масса жителей Сталинграда оставалась в городе и активно помогала своим войскам. В труднейших условиях в городе продолжали работать заводы. В условиях постоянных авиационных налетом немецкой авиации десятки тысяч сталинградцев продолжали строить оборонительные рубежи на окраинах и ближних подступах к городу.

X