На главную
 
главная - статьи - Сталинград

ПОДГОТОВКА И ПРОВЕДЕНИЕ ОПЕРАЦИИ «КОЛЬЦО»

После неудачной попытки деблокировать окруженную в районе Сталинграда группировку своих войск, германское командование было уже не в силах изменить или хотя бы приостановить на длительное время неблагоприятное развитие событий на южном крыле Восточного фронта. Наступление советских войск на сталинградском направлении превратилось в общее стратегическое наступление Красной Армии. Войска Сталинградского фронта и Северная группа войск Закавказского фронта наступали против немецко-фашистской группы армий «А», отходившей с Северного Кавказа. Войска Юго-Западного фронта наступали в Донбассе. Воронежский фронт развертывал активные действия на Верхнем Дону. Общая обстановка на фронте благоприятствовала нанесению завершающего удара по группировке немецко-фашистских войск, находившейся в «котле». Сталинградская битва вступила в заключительную фазу.

Ставка Верховного Главнокомандования решила как можно быстрее разгромить окруженную в районе Сталинграда группировку немецко-фашистских войск. 19 декабря И.В. Сталин директивой Ставки ВГК отдал распоряжение о разработке операции по прорыву обороны и уничтожении противника в течение 5 – 6 дней. Но такое указание со столь скоропалительными сроками никак не отвечало реальному положению.

Охваченная плотным кольцом окружения протяженностью 170 км, немецко-фашистская группировка обладала достаточными силами, не уступающими силам советских войск на этом направлении. Уплотнив свои войска, создав сильную и глубокую оборону, используя условия местности и созданные ранее советскими войсками оборонительные обводы, немецкие войска рассчитывали на успех. К тому же, наличие оборудованных аэродромов в районе поселка Питомник и других местах позволяло принимать значительное количество самолетов с необходимыми грузами. Высокие боевые качества немецких солдат и офицеров, усиливаемые верой в фюрера и спасение, - все это создавало сложности предстоящей наступательной операции советских войск.

В разработке операции приняли участие Н.Н. Воронов (заместитель А.М. Василевского, который в это время был представителем Ставки ВГК на сталинградском направлении и занимался вопросами разгрома войск Э. Манштейна), командующий войсками Донского фронта К.К. Рокоссовский, его начальник штаба М.С. Малинин и командующие армиями, привлекаемые для данной операции.

К этому времени положение на внутреннем фронте окружения было следующим: общее очертание окруженной немецкой группировки напоминало яйцо, острый конец которого был вытянут на юго-запад, а советские армии растянулись вдоль его границ. В прибрежных районах города держала фронт 62-я армия; с севера, отделенная от войск В. И. Чуйкова пятикилометровым коридором, стояла 66-я армия, к ней примыкала 24-я армия; весь западный участок кольца занимали 65-я и 21-я армии, а южный – 57-я 64-я армии, тоже отделенные от 62-й армии коридором в 8 км.

После детального рассмотрения и тщательного анализа план операции был представлен Верховному Главнокомандованию. После некоторых замечаний и добавлений окончательный вариант плана операции «Кольцо» предусматривал расчленение окруженной группировки противника ударом с запада на восток. На первом этапе планировалось уничтожение юго-западного выступа обороны противника. В дальнейшем наступающие должны были последовательно расчленить окруженную группировку и уничтожить ее по частям.

Задача ликвидации окруженного противника целиком возлагалась на Донской фронт. Ставка ВГК усилила его новыми соединениями, преимущественно артиллерийскими, а с 1 января 1943 года в него были включены 62-я, 64-я и 57-я армии Сталинградского фронта, действовавшие на внутреннем фронте. Сталинградский фронт был переименован в Южный.

В связи с задержкой прибытия средств усиления подготовка операции завершилась не к 6 января, как намечалось, а на четыре дня позже.

Немецко-фашистские войска имели преимущество по отдельным параметрам, но боеспособность советских войск была значительно выше. К тому же, советское командование, развивая опыт предыдущих операций, создало на направлении главного удара решающий перевес в силах и средствах. Так, в полосе наступления 65-й армии советские войска имели в соотношении: людей 2:1, орудий и минометов 4:1, танков 1,2:1.

Большая роль отводилась артиллерии, а действия наземных сил должна была поддерживать 16-я воздушная армия. Солдаты и офицеры понимали, что наступает решающая схватка с противником, и были готовы выполнить свой долг с честью.

Желая избежать напрасного кровопролития, советское командование 8 января 1943 года предложило войскам Ф. Паулюса капитулировать, но ультиматум был отклонен.

Положение окруженных войск было, без сомнения, критическим. Отрезанные от основных войск, они получали изо дня в день все меньше и меньше необходимых боеприпасов и продовольствия. Солдаты и офицеры вермахта все больше теряли надежду на спасение, понимая, что фактически обречены.

Войска Донского фронта в ночь на 10 января сосредоточились на исходных позициях. Наступал третий, завершающий этап контрнаступления Красной Армии под Сталинградом.

В 8 часов 05 минут началась артиллерийская подготовка. 7 тысяч орудий и минометов в течение 55 минут шквальным огнем разрушали оборону противника. Затем в наступление пошли пехота и танки, поддержанные с воздуха авиацией. Немецко-фашистские части упорно сопротивлялись. Главный удар наносили войска 65-й армии во взаимодействии смежных флангов 21-й и 24-й армий по «мариновскому выступу». Для его ликвидации потребовалось три дня, и 12 января войска 65-й и 21-й армий вышли на западный берег реки Россошка и в район населенного пункта Карповка.

На южном участке в поле действий 57-й и 64-й армий 11 января удалось захватить аэродром возле станции Воропоново с 18 исправными самолетами, а части аэродромного обслуживания были взяты в плен. На этом же участке 13 января возле селения Старый Рогачик совершил подвиг младший сержант Н.Ф. Сердюков, который своим телом закрыл амбразуру немецкого дзота и позволил своей части продвигаться вперед.

Ф. Паулюс отправил донесение о прорывах советскими войсками защищаемых рубежей и больших потерях, констатируя: «Нет никаких надежд восстановить положение». В ответ он получил категорические требования восстановить положение. Но никакие приказы германского командования уже не могли началась паника, которая постепенно переросла в ужасающий и всеобщий страх.

После первого этапа операции советские войска сразу же начали второй - расчленение немецко-фашистской группировки. Главный удар К.К. Рокоссовский переносит на плечи 21-й армии, которая своим левым флангом должна была наступать в направлении станции Воропоново, а 65-я при поддержке 24-й армии – на хутор Ново-Алексевский. 57-я и 64-я армии обеспечивала наступление главной ударной группировки с юга.

В ночь на 15 января части 65-й армии захватили аэродром в районе поселка Питомник, а на следующее утро к ним подоспели части 24-й армии. Потеря аэродрома окончательно обрекла немецких и румынских солдат на гибель от пули или от голода.

Активные действия советских 64-й и 62-й армий в северо-восточной части района и непосредственно из Сталинграда не позволяли германскому командованию перебрасывать отсюда части на помощь своему западному флангу. Хотя смысла в этом уже не было: солдаты вермахта бежали оттуда, бежали в Сталинград, видя в нем последнюю опору и надежду. Ф. Паулюс отдал распоряжение оставлять лазареты наступающему противнику, немецкие солдаты бросали своих раненых товарищей на милость противника.

К исходу 17 января войска 64-й, 57-й, 21-й, 65-й и 24-й армии вышли на ближние подступы к Сталинграду по линии поселок Большая Россошка, хутор Гончара, станция Воропоново. Общая площадь окружения составляла 600 кв. км. Немецко-фашистские войска заняли внутренний оборонительный обвод, продолжая оказывать ожесточенное сопротивление. Теперь уже советским солдатам и командирам приходилось удивляться: «Откуда же у них брались силы?». Известны были случаи, когда немецкие солдаты продолжали отстреливаться, имея только по два здоровых, не тронутых обморожением пальца на руках. Здесь было все – и отчаяние, и мужество, и приказы командования, и личные человеческие качества.

Операция «Кольцо» успешно завершилась, и советское командование решило закончить ликвидацию окруженного противника общим штурмом по всему фронту. 21-я армия наносила главный удар на поселки Гумрак и Красный Октябрь, рассекая немецко-фашистские войска на две части. Войска правого фланга 65-й армии, взаимодействуя с частями 21-й армии, наносили удар в направлении населенного пункта Александровка, северная окраина поселка Красный Октябрь. 24-я армия наступала с запада. В северо-восточной части района окружения должны были наступать 62-я и 66-я армии.

20 января Ф. Паулюс еще раз обратился к высшему командованию с просьбой «о свободе действий», что скорее подразумевало прекращение сопротивления, чем прорыв из окружения. В ответ было получено категорическое: «Капитуляция исключена». Но бессмысленность сопротивления становилась все более очевидной и для офицеров, и для солдат.

Совершив перегруппировку сил, 22 января войска Донского фронта возобновили наступление по всему фронту. Главная роль отводилась артиллерии и пехоте. Так, например, только в 22-километровой полосе действий 64-й, 57-й и 21-й армий было сосредоточено 4100 орудий и минометов.

На четвертые сутки наступления части 21-й армии овладели важным опорным пунктом противника – поселком Гумрак. Войска 65-й армии заняли населенные пункты Александровка и Городище. 64-я и 57-я армии врываются в пригородные поселки Купоросное, Ельшанка и станцию Садовая, продвигаясь на северо-восток на соединение с южным крылом наступления советских войск. Территория, занимаемая немецко-фашистскими войсками, сократилась до 100 кв. км, а бои переходят на улицы города.

24 января Ф. Паулюс просил командование: «… дальнейшая борьба бессмысленна. Катастрофа неизбежна. Для спасения еще оставшихся в живых прошу немедленно дать разрешение на капитуляцию. Паулюс». И опять отказ.

Утром 26 января войска 21-й и 65-й армий обрушили решительные удары по противнику. Навстречу им продвигались с боями соединения 62-й армии. Войска 62-й армии приковывали к себе 6 дивизий из 22 окруженных и за время январских боев также значительно улучшили свои позиции в городе. Особенно тяжелые бои им пришлось вести за Мамаев курган. Его вершина несколько раз переходила из рук в руки. Наконец, части 62-й армии захватили его окончательно. И в первой половине дня южнее поселка Красный Октябрь и на Мамаевом кургане войска 21-й армии, наступавшие с запада, соединились с частями 62-й армии, наступавшими с востока. Немецко-фашистские войска оказались расчлененными в черте Сталинграда на две группы – северную и южную.

Южная группа, под командованием самого Ф. Паулюса, включала штаб 6-й полевой армии и остатки шести пехотных, двух моторизованных и одной кавалерийской дивизий. Эти части скрывались в разрушенных зданиях центра города, а штаб армии переместился в подвалы Центрального универмага. Северная группа, под командованием генерала пехоты К. Штреккера, включающая остатки трех танковых, одной моторизованной и восьми пехотных дивизий, расположилась в районе заводов «Баррикады» и тракторный.

27 января началось завершающее наступление советских войск. Части 64-й, 57-й и 21-й армий вели бои по ликвидации южной группы противника, а 62-й, 65-й и 66-й армий – северной группы. В южном секторе особенно упорная борьба развернулась за наиболее укрепленные объекты этого района города: элеватор, вокзал Сталинград-II, хлебозавод, даргоровскую церковь. В ночь на 29 января части 64-й армии перешли реку Царица и устремились в центральную часть города.

Немецко-фашистские войска, деморализованные, голодные и обмороженные, сдавались в плен уже не мелкими группами, а целыми подразделениями. Только за три дня, с 27 по 29 января, было пленено более 15 тысяч солдат и офицеров.

30 января началась борьба за центральную часть города. К ночи 38-я мотострелковая бригада во взаимодействии с 329-м инженерным батальоном блокировала здание универмага, где укрывался штаб 6-й полевой армии вермахта.

Утром 31 января произошли два одновременных, но столь разительно отличных события. Начальник штаба 6-й полевой армии А. Шмидт принес Ф. Паулюсу последнюю радиограмму от командования вермахта, в которой А. Гитлер присвоил ему очередное звание генерала-фельдмаршала. Гитлер сделал это в расчете на самоубийство Паулюса, так как в истории Германии не было случая пленения фельдмаршала. Но тому уже ничего не оставалось, как отдать единственный и последний приказ в качестве генерала-фельдмаршала – приказ о капитуляции.

Командующий 6-й полевой армии генерал-фельдмаршал Ф. Паулюс и начальник штаба армии генерал-лейтенант А. Шмидт со штабом 6-й армии сдались в плен советским войскам. Командир 71-й пехотной дивизии генерал-майор Ф. Роске, который командовал южной группой войск вермахта, отдал приказ войскам о прекращении боевых действий и сам сдался в плен. Южная группа немецко-фашистских войск прекратила организованные боевые действия.

Северная группа войск вермахта под командованием генерала пехоты К. Штрекера продолжала оказывать упорное организованное сопротивление. 1 февраля на немецко-фашистские войска был обрушен мощный удар артиллерии и авиации. Блиндажи и укрепленные здания расстреливались из полевых орудий прямой наводкой. Советские танки гусеницами давили последние огневые точки противника.

2 февраля 1943 года северная группа войск вермахта в заводском районе Сталинграда капитулировала. Свыше 40 тысяч немецких солдат и офицеров сложили оружие. Боевые действия на берегу Волги прекратились.

В ходе ликвидации окруженной группировки противника с 10 января по 2 февраля 1943 года войсками Донского фронта были разгромлены 22 дивизии и свыше 160 различных частей усиления 6-й полевой армии вермахта. Более 90 тысяч немецких и румынских солдат, в том числе свыше 2500 офицеров и 24 генерала во главе с генералом-фельдмаршалом Ф. Паулюсом, были взяты в плен. В этих боях окруженные немецко-фашистские войска потеряли около 140 тысяч солдат и офицеров.

4 февраля 1943 года в центре Сталинграда среди развалин состоялся митинг. Вместе с бойцами Донского фронта на митинг пришли жители города. Они горячо благодарили воинов, отстоявших волжскую твердыню. Рабочие и служащие сталинградских предприятий поклялись восстановить город, возродить его для новой жизни

X