На главную
 
главная - статьи - Сталинград

ОБСТАНОВКА НА СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ В КОНЦЕ ОСЕНИ 1942 ГОДА
И ПОДГОТОВКА КОНТРНАСТУПЛЕНИЯ СОВЕТСКИХ ВОЙСК ПОД СТАЛИНГРАДОМ

В ходе летне-осенней кампании 1942 года войска вермахта потеряли убитыми, ранеными и пленными около двухсот тысяч человек. Огромны были потери и в технике, особенно в танках и самолетах. Германское командование, бросив в летнее наступление на южном крыле фронта крупные силы, не смогло до конца решить ни одной из поставленных задач. Израсходовав почти все свои резервы, оно вынуждено было отказаться от продолжения наступления и в октябре отдало приказ о переходе к обороне. Наступательные задачи ставились лишь войскам, действовавшим в Сталинграде и на небольших участках в районе Туапсе и Нальчика. Приказ о переходе к обороне на советско-германском фронте означал признание краха планов германского командования захватить Кавказ и выйти к Волге летом - осенью 1942 года.

Ставка советского Верховного Главнокомандования уже в сентябре 1942 года вскрыла наметившийся кризис наступления войск вермахта, учитывая при этом, что Германия сможет усилиться, если перейдет к обороне, так как все еще имела достаточно средств и не исчерпала своих возможностей. Военно-экономический сектор Германии, использовавший ресурсы всей оккупированной Европы, увеличил производство (например, только танков в 1,5 – 2 раза). Депортация мирных жителей из Восточной Европы позволяла заменять рабочих на военных производствах и обеспечивать войска новыми солдатами. Стоявшие в одном шаге от Волги войска, преданно верившие в идеи нацизма и своего фюрера, обладали достаточным моральным и боевым настроем.

И все же именно в сентябре наметился кризис во всей системе нацизма, и даже у высших чинов вермахта зародились мысли о невозможности победы в этой войне. Немецкие войска, распыленные по всем театрам военных действий, несли потери не только на Восточном фронте. В битве под Эль-Аламейном в Северной Африке (23.10. – 4.11.1942) африканский корпус одного из лучших немецких генералов Роммеля потерпел сокрушительное поражение от войск союзников. Генерал-фельдмаршал Э. Роммель был в это время на лечении в Германии и прибыл в войска уже в конце сражения. Войска вермахта потеряли в этом сражении 55 тысяч человек, 320 танков и много другой военной техники. Экономика Германии стала отставать не только от объединенных усилий союзников, но даже от СССР (А. Гитлер был вне себя, не понимая, как почти проигравшая страна выпускать танков больше, чем Германия?!). Чаша весов в войне качнулась на сторону антигитлеровской коалиции.

Военно-политические цели Советского Союза на зиму 1942-43 годов заключались в том, чтобы коренным образом изменить ход войны. Наиболее важную задачу намечалось решить на южном крыле советско-германского фронта. Именно здесь находились наиболее крупные и активные группировки немецко-фашистских войск, разгром которых обеспечивал захват стратегической инициативы и создавал благоприятные условия для развертывания наступления на других важных направлениях.

Идея перехода в контрнаступление возникла еще в ходе ожесточенных оборонительных сражений. В общих чертах контуры плана были определены в сентябре 1942 года. 12 сентября в разговоре со Сталиным генералы Жуков и Василевский обмолвились о возможности нового подхода в разрешении ситуации на сталинградском направлении. Сталин приказал доложить, и на следующий день генералы сообщили об общих идеях контрнаступления. До конца сентября в Генеральном штабе Красной Армии и Ставке ВГК тщательно разрабатывались основные положения операции. В результате последующей совместной работы с командованием Сталинградского, Донского и Юго-Западного фронтов в октябре 1942 года был разработан окончательный вариант плана операции по разгрому немецко-фашистских войск на Волге, условно названный «Уран». Он являлся также главной и составной частью общего замысла Ставки ВГК по разгрому всего южного крыла немецко-фашистских войск.

Контрнаступление мыслилось как стратегическая операция трех фронтов: Юго-Западного (созданного в конце октября, командующий - генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин), Донского (командующий - генерал-полковник К.К. Рокоссовский) и Сталинградского (командующий - генерал-полковник А.И. Еременко). Оно развертывалось одновременно на отрезке протяженностью 400 километров. Советские войска должны были взять противника в клещи на территории радиусом около 100 км. При этом создавалось одновременно два фронта окружения – внутренний и внешний.

Советским войскам предстояло прорвать оборону вермахта, разгромить его войска южнее Серафимовича, а также западнее Сарпинских озер, и затем, наступая по сходящимся направлениям, выйти в район населенных пунктов Калач – Советский, окружить и уничтожить в междуречье Дона и Волги ударную группировку немецко-фашистских войск. На проведение операции отводилось 3 – 4 дня.

Удары наносились там, где оборона противника была наиболее уязвимой. Сталинград, как огромная воронка, втягивал в себя основные силы немецко-фашистской группы армий «Б». Сюда были переброшены все боеспособные немецкие части, в то время как оборону флангов опасно сужавшегося фронта оставили на слабовооружённые и неохотно воевавшие войска союзников Германии - румын, итальянцев, венгров.

По уточненному плану операции Юго-Западный и Донской фронты должны были перейти в наступление 19 ноября, а Сталинградский – 20 ноября. Намечая эти сроки, советское командование исходило из того, что к этому времени подготовка в основном закончится, причем на направлениях главных ударов будет создано решающее превосходство в силах. Учитывалось также и то, что немецко-фашистские войска еще не успели после провала наступления полностью перейти к обороне и изменить построение своих войск. В самом Сталинграде их крупные силы продолжали вести безнадежные наступательные бои.

В связи с большим размахом контрнаступления и участием в нем крупных масс войск и боевой техники, исключительно важное значение придавалось организации четкого взаимодействия, чего так не хватало советским войскам на оборонительном этапе битвы. Под руководством представителей Ставки ВГК во фронтах и армиях была проделана в этом направлении огромная работа. На картах, макетах местности и непосредственно на самой местности уяснялись цели операции, согласовывались усилия фронтов и армий, стрелковых войск, артиллерии, танков и авиации при прорыве обороны, развитии наступления в глубине, полосы их наступления, обеспечения всех частей материально-техническими средствами и т.д.

Центральной проблемой командования, штабов и войск было обеспечение скрытности подготовки наступления. Чтобы ввести в заблуждение противника и достичь внезапности, проводился целый комплекс дезинформационных и маскировочных мероприятий. Ставка ВГК направляла во фронты сталинградского направления незашифрованные директивы, предписывавшие прекратить все частные наступательные операции и перейти к жесткой обороне. Расчет был сделан на то, что это дойдет до германской разведки.

Советское Верховное Главнокомандование ограничивало резервы 62-й армии, создавая для германского командования иллюзию «последнего решающего удара». Бои на Кавказе и в Сталинграде перемололи без того ограниченные немецкие резервы, из-за чего А. Гитлер в середине октября приказал перейти к обороне на всех участках Восточного фронта, кроме Сталинграда.

В то же время советское Верховное Главнокомандование рассчитывало создать у противника впечатление, что широкое зимнее наступление советских войск начнется не на южном крыле советско-германского фронта, а на центральном – в западном направлении. Этому должно было способствовать наличие на нем крупных сил Красной Армии (до 30%) и проведение частных наступательных операций.

Все переброски и передислокации войск при подготовке операции «Уран» производились ночью, а важные сообщения шифровались или передавались в устной форме.

Цель мероприятий советского командования была достигнута. Ему удалось скрыть не только мощь и направления готовившихся ударов, но и время перехода в контрнаступление. Свидетельством тому может служить оперативный приказ № 1 германского командования от 14 октября: «Сами русские в ходе последних боев были серьезно ослаблены и не смогут зимой 1942/43 года располагать такими же большими силами, какие имелись у них в прошлую зиму». То же впечатление передают доклады отдела иностранных армий Востока генерального штаба сухопутных войск вермахта от 6 ноября и 12 ноября 1942 года.

Особое внимание в процессе подготовки к контрнаступлению уделялось накапливанию танковых и механизированных войск. Всего к началу контрнаступления было сосредоточено 4 танковых, 3 механизированных корпуса и другие танковые части, в общей сложности имевшие в своем составе около 900 танков – 60% всех танковых и механизированных соединений, находившихся на советско-германском фронте.

Столь же значительно была усилена артиллерия. В войсках насчитывалось более 13,5 тысяч орудий и минометов.

Сосредотачивая для контрнаступления танковые, артиллерийские и авиационные соединения и части, советское командование одновременно направляло в район предстоящего контрнаступления и новые стрелковые соединения.

Советское командование делало ставку на создание двойного и тройного превосходства сил на направлениях главных ударов. Например, 21-я армия, действовавшая в составе ударной группировки Юго-Западного фронта, имела превосходство над противником в людях – на всем фронте наступления в 1,4 раза, а на главном направлении – в 3 раза, в артиллерии, соответственно, в 2,4 и 4,6 раза.

На северном участке контрнаступления главный удар намечалось нанести силами ударной группировки Юго-Западного фронта. Наступая с плацдармов юго-западнее города Серафимович и из района станицы Клетская, эти войска должны были прорвать оборону 3-й румынской армии и стремительно развивать наступление на юго-восток в общем направлении на город Калач. Войска левого фланга фронта должны были нанести удар и создать внешний фронт окружения группировки противника, выйдя на рубеж от населенных пунктов Вешенская до Боковой и далее по реке Чир до станицы Верхне-Чирская, с целью предотвращения возможных контрударов.

Войска Донского фронта наносили два вспомогательных удара: с плацдарма у станицы Клетская на юго-восток в направлении на хутор Вертячий и из района станицы Качалинская вдоль левого берега реки Дон на юг в общем направлении также на хутор Вертячий. Действия этих войск имели целью окружить войска противника в малой излучине Дона и отсечь их от главной группировки в районе Сталинграда.

Войска ударной группировки Сталинградского фронта должны были развертывать наступление южнее Сталинграда на фронте населенный пункт Ивановка - озеро Барманцак в северо-западном направлении на населенные пункты Советский, Калач и в ходе наступления соединиться с войсками Юго-Западного фронта. 62-я армия имела задачу сковывать силы вермахта в городе.

Обе ударные группировки советских войск, сосредоточенные севернее и южнее Сталинграда, должны были, разгромив фланги немецко-фашистских войск, развивать наступление в общем направлении на город Калач и охватывающим движением замкнуть кольцо окружения вокруг сталинградской группировки войск вермахта.

Условием успешного осуществления наступательной операции являлось наличие материально-технических средств. Советский Союз, благодаря героическому труду народа, создавшего к этому времени военное хозяйство, мог дать войскам необходимое количество танков, самолетов, артиллерии, боеприпасов и т. п.

В специфических условиях фронта гражданское население Сталинграда и области вносило свой вклад в обеспечение потребностей армии. Советские войска не допустили части вермахта в южную часть Сталинграда, и передний край проходил здесь в 2-9 км от жилых кварталов. Поэтому в Кировском районе предприятия и учреждения продолжали обслуживать нужды фронта.

Коллектив Сталинградской электростанции продолжал выполнять свой долг, несмотря на неоднократные бомбардировки с воздуха и ежедневные обстрелы из артиллерийских орудий и минометов. Вывести станцию из строя немецко-фашистским войскам удалось лишь в начале ноября.

Большую помощь сражавшимся войскам оказывала судоверфь. Под огнем немецко-фашистских войск здесь ремонтировалась боевая техника. Бесперебойно работали и другие предприятия района. Медицинские работники активно участвовали в работе полевых госпиталей 64-й армии и доставке туда раненых.

Посильную помощь в подготовке контрнаступления оказывало население области, на территории которой располагались три фронта: Сталинградский, Донской и Юго-Западный. Трудящиеся области помогали в снабжении войск продовольствием, снаряжением, в обслуживании танковых, авиационных и др. частей. Несмотря на военные действия, в области почти полностью был убран урожай.

Многие мастерские и МТС были приспособлены для ремонта оружия и боевой техники. Промкооперация и местная промышленность области изготовили для войск десятки тысяч пар валенок, полушубков и др. Кроме того, население также собрало для воинов десятки тысяч теплых вещей.

Население области участвовало в прокладке 500 км новых дорог, в строительстве аэродромов, речных переправ и мостов. Жители городов и сел помогали госпиталям, добровольно ухаживали за ранеными.

Своевременное сосредоточение всех людских резервов и материально-технических средств во многом решало успех контрнаступления. В исключительно сложной обстановке осуществлялась переброска войск, техники и боеприпасов непосредственно в Сталинград и в район южнее его. В частности, героически работали знаменитые волжские переправы. Они действовали и зимой, когда встала Волга. Только с 1 по 19 ноября через Волгу в условиях ледохода было переправлено 60 тысяч солдат, 10 тысяч лошадей, 130 танков, 600 орудий, 14 тысяч автомашин, около 7 тысяч тонн боеприпасов.

X